Ко Дню театра серовские «чеховцы» представили очередную премьеру

В Серовском театре драмы им. А.П. Чехова 24, 25 и 27 марта состоялась премьера, которую ждали все театралы Серова. Во-первых, это первая постановка нынешнего года (соскучились!), а во-вторых, привлекало имя драматурга. Александр Вампилов – «последний великий драматург» – не частый гость на серовской сцене. За свою историю театр только однажды обратился к его пьесе «Прощание в июне» (в 1974 году).

Петр Незлученко взял к постановке пьесу «Старший сын», хорошо известную по одноименному фильму Виталия Мельникова. Пьеса, написанная в конце 60-х годов прошлого века, как и любая пьеса, проходя через десятилетия, обрастает новыми смыслами. Есть в театре понятие растущего смысла. И всякий раз, в каждое новое время, текст звучит по-разному, а потому его по-разному ставят в театре. Вот и у нынешней постановки не только поменялось название, но и «мессэдж». Неслучайно режиссер говорил в одном из интервью, что спектакль задумывался «без ложного пафоса, без доброго папаши, без сыновних нежностей. Он – жесткий, может быть, даже в чем-то неудобный…».

Да, время сейчас иное. Но суть вопросов, на которые пытался ответить и Вампилов в прежние годы, и Незлученко в 2018 году, все те же. Кто мы? Откуда? Куда идем? Что мы несем в этот мир? Что оставляем после себя?..

Но, к сожалению, смысловые акценты растворяются в потоке визуальной и звуковой информации. А очень хочется понять: кто они – нынешние Сарафанов, Бусыгин, Сильва да и все остальные?.. Первое впечатление: спектакль фиксирует разочарование нынешнего поколения во всем. Ничего не меняется, будь то диктатура или демократия, ничего не получается, ничего по-прежнему не работает, потому что человека не изменили.

И только Сарафанов один живет иначе. Ему не важно, какая власть на дворе, какое время, каков мир, потому что мир у него внутри… Вот почему вокруг него свет. И тепло. И надежда. Конечно, молодые рвутся из дома – так бывает всегда. Но только он один знает, что все самое важное происходит не в географическом пространстве (Сахалин ли это или Ново-Мыльниково), а в душе человека.

Роль Сарафанова отлично сыграна Алексеем Кизеровым. Это очень осмысленная актерская работа. Для меня он несет тему человека из шестидесятых, того наивного «шестидесятника» с песнями «Возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке…» (неслучайно Сарафанов всю жизнь бьется над сочинением кантаты «Все люди – братья»). Приземистый неспешный человек, одетый в простой советский костюмчик, – на фоне всеобщей современной пестроты и мешанины, Сарафанов словно бы оказывается не в своем времени. Советский человек, который вдруг застает мир не в прежнем состоянии. Но он упрямо хочет сохранить шаткий мир семьи, пытаясь соблюсти честность, раздать по справедливости. А выходит подлинный кошмар, от которого страдают все. Спектакль Петра Незлученко – про крушение множества идеалов, крушение иллюзий.

Но, повторюсь, спектакль подстерегает опасность в том, что зритель, которому преподносится бесконечный ряд визуальных и звуковых образов, может выбрать путь отказа от решения смыслового кроссворда, поскольку эти образы избыточны и вносят сумятицу.

Замечательно, что сцена почти оголена, главная сценографическая тема (художник Надежда Осипова из Санкт-Петербурга) – это черная пустота. Сцена как метафора человеческого одиночества. И здесь каждый из героев оказывается одинок перед Вселенной. Для каждого из героев наступает момент истины, когда он оказывается один на один перед Вселенной, перед Космосом.

Кликните на фото, чтобы увеличить.

Наверное, кто-то в спектакле разгадает другие смыслы, но для меня «Предместье» еще и про вину родителей, про то, что дети – всегда возмездие и укор для родителей. Это касается не только детей Сарафанова – Васеньки и Нины, но и Бусыгина, и Сильвы, и Макарской.

И финал закольцовывает эту вечную проблему отцов и детей. Ничего не меняется: так было тысячу лет назад. И так будет всегда…

Первые зрительские отзывы контрастны – от неприятия до восторженности. Равнодушных нет. Зрители спорят, размышляют. А это означает только одно: спектакль цепляет за живое.

Ирина Козлова, преподаватель: «Спектакль – всегда мозаика, которая складывается из отдельных деталей в общую картинку. С «Предместьем» полная картина не сложилась. Пазлы так и остались рассыпанными. Какие-то были утеряны, каких-то не было вовсе. Режиссер Петр Незлученко перемудрил, что в последнее время было замечено за ним не единожды. Свет – агрессивный, музыкальные вставки ничем не оправданы. На фоне воздушных декораций все персонажи смотрятся инородно. Наверное, элемент неформальной культуры, музыка и яркие пижамы должны были стать ориентацией на молодежь. Возможно, внешний вид Бусыгина и Сильвы – это символ свободы, а пижамы – символ дома и семьи, но в итоге – что-то невнятное, откровенно клоунское. Актеры не живут в спектакле. Они его играют, и это заметно. Разве таким представил Вампилов плута Сильву? Орущим? Извивающимся, как змей в Эдемском саду? Разве Нина была истеричкой? Пожалуй, «верю» можно сказать лишь Алексею Кизерову, который прекрасно показал нам одинокого и непонятого отца семейства.

Может быть, стоило ставить спектакль в камерном формате? Может быть, тогда зритель окунулся бы в провинциальную атмосферу «Предместья» и понял тот гуманистический посыл, который вкладывал в пьесу Вампилов и которого не оказалось в спектакле?..»

Иван Костин, предприниматель: «Трудно вот так, после первого просмотра сформировать четко сконструированное мнение. Но я попробую, не вдаваясь в сюжет.

На мой взгляд, это одна из самых сильных работ Петра за последнее время. Такой вот недружелюбный к зрителю спектакль, который сразу же встречает тебя дымкой и повергает многих в легкое недоумение еще ДО своего начала. Но на самом деле это лишь легкая «подготовка» к тому, что ждет далее. Спектакль-испытание, я бы его назвал. Испытание как для героя, топчущегося у ворот «рая», так и для каждого пришедшего. Музыка, свет, атмосфера – все это обрушивается на нас и не пытается заигрывать с нами или хоть как-то понравиться. Это мы по ходу действия вынуждены «встроиться» в парадигму происходящего, ощущать все на своей «шкуре», пройти эти полтора часа первого акта, то замирая, то стискивая зубы, – и так до самого антракта. И потом с новыми силами, кажется, ты готов к продолжению сеанса «очищения», но вместо этого – легкое начало второго акта (кажется, даже в зале было легче дышать), приводящее к неожиданному финалу. Как сказала моя хорошая знакомая, «у меня пошли мурашки после завершающей фразы».

Смелая, неожиданная трактовка пьесы с удачно подобранными образами актеров (браво, Алексей Кизеров, браво, Кирилл Имеров!). Тот самый случай, когда искусство не опускается до уровня общества, а тянет его вверх. К воротам с надписью «Heaven». Спасибо режиссеру за смелость, хотя и не все к ней готовы».

Раида СТРУНКИНА
. Комментарии к записи Ко Дню театра серовские «чеховцы» представили очередную премьеру отключены