«Главное – жажда в постижении профессии». 10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел России

Герой сегодняшнего моего интервью – майор милиции в отставке Геннадий Андреевич Устюжанин – службе в органах правопорядка отдал более 30 лет. Работать ему приходилось не только в Серове.

Родился мой собеседник в феврале 1940 года в деревне Гаёво Алапаевского района (бывший Махневский).

– Воспитывала нас – троих детей – одна мама, отец в 1944 году погиб на фронте в боях под Ленинградом. С 1 по 7 классы учился в Гаёво, 8 и 9 классы – в школе-интернате в Нижней Салде, от деревни до него было 50 километров. Ходили пешком, деревенский мужик с лошадкой подвезет, так хорошо, а в основном пешком. Что интересно, учился я в школе, где обучался до войны уральский композитор Родыгин, автор любимой песни Бориса Ельцина «Рябинушка». После окончания школы в 60-х годах на три с половиной года ушел в армию. Первый год служил в радиолокационных войсках противовоздушной обороны в Магнитогорске. За год до нашего призыва в этой же части проходил службу первый председатель правительства в эпоху правления Бориса Ельцина – Виктор Степанович Черномырдин. Находясь в воинской части, хорошо помню период и события 1 мая 1960 года, когда нашими коллегами над Свердловском был своевременно замечен и сбит самолет-шпион U-2, пилотируемый американским летчиком Пауэрсом. Выполнял разведывательное задание для ЦРУ, как нам поясняли. Он выжил, впоследствии был приговорен советским судом к 10 годам лишения свободы. Так вот, наша часть тогда была направлена в Орск Оренбургской области на торжественное награждение наших коллег. Далее до демобилизации два с половиной года моя армейская служба проходила в Якутии. Морозы были трескучие – до 60 градусов ниже ноля. Со временем привыкли, дежурили, отслеживали воздушную обстановку от южной до северной точки на реке Лена. После армии агитировали нас даже на Кубу. Но меня тянуло в родные края. Демобилизовался, уехал, гостил у родственников, всерьез задумался о дальнейшем жизненном пути. В один из дней из райкома комсомола вдруг позвонили: на тебя пришла заявка от начальника милиции Махневского (ныне Алапаевского) района. Предложили службу участковым уполномоченным. Я решил попробовать. Протяженность моего участка была 80 километров по реке Тагил – от родной деревни до Комарово. Из транспорта – лошадка, белый рысак-полукровка Серко с бричкой зимой, летом – в кавалерийском седле, да пес-овчарка для профилактики. Вот и все. Проработал усердно полтора года. Были случаи, когда от оружейной дроби приходилось уворачиваться. Простил тогда обидчика, хотя зря, дети могли пострадать. Не сейчас он мне попался… А дело было так. Работал по материалу в соседней с Махнево деревне. До реки добрался на попутке, через реку до родной деревни на лодке надо было переплавляться. Впереди меня шел парень с велосипедом, на плече ружье. Охота запрещена была в тот период. Не думал, наверное, что на пути встретит человека в форме. Я ему командую: «Остановись!». А он бросил велосипед и в лес бежать. Я велосипед забрал, в это время лодка к берегу причалила, со мной для переправы школьники сели 12-13 лет. Так этот стервец выскочил из-за кустов и начал по воде палить из ружья. Я, в свою очередь, тоже два предупредительных из своего табельного зарядил, тот убежал. Искали его – насилу нашли. Позже отец его приходил за велосипедом, тому стыдно было. Сын, мол, в армию ушел, велосипед можно забрать…

После полутора лет службы участковым в Махнево в 1964 году Геннадий Андреевич перешел на службу в этой же должности в милицию Предтурья близ поселка Восточный по рекомендации выходца из Серова – начальника ОБХСС милиции Алапаевска Николая Костяева. Старательно и усердно работая, Геннадий Андреевич быстро нашел контакт, вошел в доверие к населению административного участка, хорошо себя зарекомендовал, и молодого участкового заметили – начальник ОВД Серова Николай Иванович Тарасенко пригласил его на службу в Серовский отдел милиции.

– Как сейчас помню, вызвали на совещание. А мы ведь люди, работающие по приказу. Сказано – сделано. Прибыл в Серов, сразу получил участок – район Старого поселка. Продолжил работу. Очень нравилась и захватывала она меня. Узнал полностью, чем живет и дышит каждый на моем участке численностью более трех тысяч человек. Наладил контакт, связи с населением, часто работали и раскрывали преступления с сотрудниками уголовного розыска, и в 1967 перешел на службу в УгРо на долгие 10 лет. Возглавлял тогда подразделение Борис Ёлкин, спортсмен, замечательный руководитель, приобщал всех к спорту и здоровому образу жизни, орденоносец – награжден был Орденом Красной звезды. Следует отметить, что в уголовном розыске своя специфика деятельности. Опыт работы участковым мне тогда здорово помог. Умело находил контакты, знал, как расположить к себе людей. Без спецсвязей оперу никуда. Откуда информацию получать? Влился я сразу в группу по розыску лиц категории «преступник», установлению местонахождения без вести пропавших, работали также по установлению личности неопознанных трупов граждан. Оглядываясь назад, могу с точностью сказать: работа в розыске была самым лучшим и интересным периодом жизни и службы. Работа кипела, порой неделями не уходили домой, отрабатывали информацию, были бесчисленные командировки, поскольку обнаруживали «преступников» в других городах, областях, ездили за ними на поездах, летали на самолетах. Работали по раскрытию резонансных преступлений.

Расскажу пару случаев, колорит того времени, работу по преступлениям, лица преступников (сейчас их можно так назвать, суд давно состоялся) – все это не забуду никогда. В конце 70-х в Серове потерялся 10-классник, ученик школы № 19. Тогда экстренно собрали совещание в администрации города. Было известно лишь, что после школы он сел в автобус по направлению к дому, но домой не пришел. Хорошо помню, как в одной упряжке работали тогда по раскрытию этого преступления с участковыми уполномоченными и инспекторами по делам несовершеннолетних. Опрошены были тогда сотни 10-классников, круг общения мальчишки, но информации не было никакой. Неожиданно начальник УгРо Ёлкин приносит информацию и приказывает задержать такого-то: «Подозревается в совершении!..». Оказывается, одна молодица, почувствовав волнения в городе (ведь дело вызвало широкий общественный резонанс), проговорилась матери о том, что водит дружбу с двумя товарищами: один – учащийся ГПТУ, второй не учится, не работает, в общем, шалопай. Девушка знала, что последние, кто видел парнишку, были они, знала о конфликте, который произошел между ними и пропавшим. Обоих мы тогда разыскали и доставили в отдел милиции. Парни признались, что повздорили с мальчишкой еще в автобусе, вышли на остановке близ 1 Разъезда, пошли в лес на Крутой Лог, за бывшей воинской частью между ними и потерпевшим произошла драка, в ходе которой они забили парня кулаками, труп припорошили снегом и ушли. Допрашивали их тогда со следователем прокуратуры. Тот, что шалопай, быстро признался, а вот учащийся ГПТУ крепким орешком оказался – перекрестный опрос проводили. Под весом улик и тот признался в совершенном деянии. С учетом характеризующих данных обоим судом было назначено наказание по 10 лет лишения свободы. Родственники учащегося ГПТУ не смогли вынести позора и уехали тогда сразу из Серова.

Шло время, требования с каждым годом к сотруднику МВД возрастали и не только к работе, но и к уровню образования, и в 1972 году Геннадий Андреевич и еще пятеро его коллег поступили учиться в Академию МВД России.

– Учился и продолжал работать в уголовном розыске, сами понимаете, отдыха у опера никогда не бывает. В этот период был случай, когда в поселке Боровой задерживать пришлось преступника, убившего моего однофамильца в общежитии. В Пасынках раскрывали двойное убийство местных жителей. Вот когда понимаешь, что работа опера вовсе не сахар: и в жару, и в стужу, и по суше, и по болоту – везде надо быть, где беда. С судмедэкспертом, следователем прокуратуры, с начальником ОУР (тогда уже) Николаем Васильевичем Воробьевым поехали на пасынковское болото. Коллеги отправились непосредственно на место преступления, а я побежал «зондировать почву» в поселке. Побегал, подомовой обход совершил, побеседовал с местными жителями, собрал информацию. Оказалось, что уходил с потерпевшими на болото один местный алкоголик, живет в общежитии. Я туда. Он в сильнейшем опьянении: «Ничего не скажу, 100 граммов налей, тогда…». В общем, признался, что пошли за ягодами, на болоте повздорили, недолго думая, в пьяном угаре зарубил обоих топором. С места преступления скрылся. Осудили его, наказанием было реальное лишение свободы, конечно же.

В период после окончания Академии МВД и получения высшего образования моим собеседником в штат милиции как раз ввели новую должность – по профилактике преступлений, и Геннадия Андреевича перевели в новое подразделение.

– Осуществлял контроль за деятельностью участковых уполномоченных по проверке лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Много преступлений совершалось данными лицами тогда, думаю, не мало их и сейчас. Причин тому множество, как объективных, так и субъективных: после освобождения из мест лишения свободы не они могут адаптироваться к жизни на свободе, как правило, отсутствует поддержка моральная, финансовая, важный фактор – такие лица не желают и не стремятся работать, заниматься общественно полезным трудом, возобновляются преступные связи, часто родственники, возлюбленные отворачиваются от человека «с прошлым», вторые половины заводят другие семьи, да и не каждый руководитель предприятия рад взять на работу специалиста с таким пятном в судьбе. Тем не менее, участковый уполномоченный должен осуществлять надзор, оказывать консультативную правовую помощь такому гражданину, к примеру, в трудоустройстве, сборе необходимых документов и даже психологически поддержать и наставить его на путь истинный.

В 1979 году судьба вновь приготовила для Геннадия Андреевича крутой поворот – он возглавил работу уголовного розыска ОВД Верхней Салды.

– Как и на любой территории, множество было краж, грабежей, иных преступлений. Но вспоминается ведь всегда резонансное, над которым работать приходится, порой, десятками часов. Преступление было совершено в Нижней Салде (территория находилась тогда в оперативном подчинении ОВД Верхней Салды). Фигурантом оказался положительно характеризующийся молодой человек, семьянин, работающий, обучался тогда он в вечерней школе. Началось все с того, что пропал один из жителей общежития – махровый алкоголик, скажем так. Ежедневные компании по 8-10 человек были завсегдатаями его апартаментов. Можно представить, как такая жизнедеятельность не нравилась его соседям. А тут выпивоха пропал. Дверь заперта, причем изнутри, его нигде не видно. День не открывает, второй. Собутыльники заволновались, а когда заглянули в окно (комната располагалась на первом этаже), увидели, что лежит товарищ и не шевелится. Прибывшая следственно-оперативная группа провела осмотр места, нарушения порядка в комнате не было, да и особо видимых признаков криминальной смерти не обнаруживалось. Однако после вскрытия стало ясно – смерть потерпевшего криминальная, обнаружились резанные раны, предположительно ножом. Отработали всех его друзей. Ясности это оперативное мероприятие не внесло. Пошел я по общежитию, хоть какую-нибудь зацепку искать, замначальника уголовного розыска областного главка как раз выезжал к нам в помощь для раскрытия преступления, на следующий день должен был прибыть. Но преступление нам удалось раскрыть в эти же сутки. Нашлась зацепка: один из жителей общежития сообщил, что семейный молодой человек, учащийся вечерней школы, проживающий по соседству с потерпевшим, уж очень его недолюбливал. Я – в школу, вызвал его с уроков и повез в отдел милиции. Так вот, разговаривать мне с ним пришлось более 10 часов, прежде чем парень сознался с совершенном деянии. Достал он его, на замечания не реагировал, скорее наоборот, игнорировал. Молодой человек выбрал момент, когда дверь была открыта, пьяная компания ушла, а в помещении спал лишь хозяин комнаты, нанес ему около десятка ножевых ранений, дверь ухитрился захлопнуть так, что она закрылась на крючок изнутри, и ушел. Вот и все. Молодой человек осужден был, приговорен к реальному сроку лишения свободы. Я, конечно же, против пьянства, и в чем-то осужденный прав, но жизнь, как и смерть, дается человеку не нами, и не нам ее у него отнимать. Есть иные методы борьбы с этим явлением, к которым, как выяснилось позже, фигурант уголовного дела не прибегал.

После руководства салдинским ОУР Геннадий Андреевич работал в должности старшего оперативного дежурного дежурной части ОВД Серова, затем – старшего дознавателя. А после выхода на заслуженный отдых в 1992 году Валерий Иванович Шоткевич, возглавивший тогда отдел милиции Серова, пригласил Геннадия Андреевича на службу в должности начальника отдела дознания.

– В дознании у нас был очень крепкий, слаженный коллектив – кузница кадров для руководящего состава, если можно так сказать, в том числе для работы на должностях госслужбы. Лариса Смирнова, Дмитрий Урядников после дознания работали в администрации города, Наталья Киселева впоследствии возглавила работу следственного отдела ОВД города Заречный и так далее. Среди расследуемых тогда были уголовные дела по преступлениям, связанным с невыплатой алиментов, хулиганства, причинением вреда здоровью различной степени тяжести и другие. Не всегда лица, совершившие преступное деяние, спешат рассказать, как все было наяву. Работа сотрудника, что ведет дознание, очень дипломатичная. Ведь, что такое дознание – это умение правильно и тонко, логически выстроить вопросы, адресованные к человеку, чтобы взять всю необходимую информацию. Бывает так, что зачастую человек даже не осознает, что в ходе такой незадачливой на первый взгляд беседы он признается в содеянном. В этом и заключается профессионализм. Такими высокими качествами обладали все мои коллеги и подчиненные. Это отрадно.

Проработал славный ветеран во благо порядка и спокойствия граждан более 30 лет. Награжден областными и министерскими знаками отличия, нагрудным знаком «Отличник милиции». Сейчас Геннадий Андреевич на заслуженном отдыхе.

– Дети – сын и дочь – уже взрослые. У нас двое внуков, правнучка. Старший внук работает в Екатеринбурге в подразделении МЧС России, внучка учится в третьем классе. Со своей супругой Валентиной Николаевной летом занимаемся садовым участком, зимой у нас обязательно лыжи. До сих пор увлечен шахматами – у меня 2 разряд. Руководство ОВД, особенно Виталий Владимирович Дедов, раньше очень поддерживали этот вид спорта, организовывались турниры среди терорганов соседних городов – Новой Ляли, Краснотурьинска, Североуральска, Карпинска и других, очень развивает логическое мышление, продумываешь комбинации на три-четыре шага вперед. Отличная тренировка для мозга. Раньше очень любил плавание, когда-то тоже был 2 разряд. С ветераном Анатолием Корсуном, ныне покойным, 1 и 2 места на соревнованиях завоевывали, отстаивая титул Серовского ОВД. С удовольствием вспоминаю годы службы, поздравляю всех своих коллег, с кем приходилось работать, ветеранов, действующих сотрудников с юбилеем милиции-полиции. Желаю всем крепкого здоровья, гармонии в отношениях, любви и заботы со стороны близких людей, уважения окружающих, уверенности в завтрашнем дне. Молодым сотрудникам – жажды в постижении профессии, какая бы она ни была – участковый ты или опер, дознаватель или сотрудник ГИБДД, следователь или полицейский ППС – важно любить работу и выполнять ее на высоком профессиональном уровне, именно этого ждут от нас жители территории обслуживания. Будет стремление – будет доверие и чувство защищенности у граждан.

Беседовала Снежана НИКОЛАЕВА,
МО МВД России «Серовский»
. Комментарии к записи «Главное – жажда в постижении профессии». 10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел России отключены