«Инь или Ян»: загадочная история Эраста Фандорина в серовском театре

В конце февраля в Серовском театре драмы имени А.П. Чехова состоялась премьера спектакля по пьесе «Инь-Ян».

инь-ян (Копировать)

«Инь-Ян» — экспериментальная пьеса авторства Бориса Акунина. Оригинальность сюжета заключается в том, что пьеса существует в двух вариантах: чёрная версия и белая, как символы Луны (Инь) и Солнца (Янь).

Различие двух сторон значительное: меняются как антагонисты, так и мотивы действий многих персонажей. Несмотря на то, что изначально Дмитрий Турков планировал ставить на серовской сцене чёрную версию спектакля, при просмотре можно заметить, что в постановке смешались некоторые черты, присущие как чёрному варианту пьесы, так и белому. Кроме того, белоснежные костюмы могли ввести в замешательство даже людей, знакомых с содержанием пьесы, поэтому спектакль с самого начала обещал быть непростым даже для гения Фандорина.

Петербургский режиссёр-постановщик Дмитрий Турков с Серовским театром драмы имени А. П. Чехова уже работал над подготовкой к спектаклю «Киллер Джо» в рамках творческой лаборатории в 2013 году. Его постановку пьесы «Инь-Ян» можно назвать очередным удачным экспериментом, ведь на серовской сцене не так часто можно увидеть спектакль детективного жанра. Здесь вам и внезапные загадочные убийства, и мистические вещи, исполняющие желания – со всем этим приходится разбираться Эрасту Петровичу Фандорину, чиновнику по особым поручениям при московском генерал-губернаторе.

В самом начале перед нами предстают два ключевых персонажа спектакля: Инга и Ян Борецкие, двоюродные брат и сестра. Студент-недоучка Ян (Никита Паршин) с искорками безумия в глазах пытается изобрести вакцину от столбнячной бациллы, то и дело испытывая её на беззащитном кролике, Инга (Карина Пестова), влюблённая в брата, всячески поддерживает Яна и надеется на то, что все богатства покойного дядюшки Сигизмунда перейдут именно ему: «Уж если состояние достанется тебе, отец сразу подобреет, и мы сможем обвенчаться». Единственное, что удивляет 21-летнюю Ингу так это то, что Ян Борецкий так спокойно может ставить опыты на бедных кроликах. К слову, тот самый кролик, роль которого исполнил Иван Долгих, своими неуклюжими и забавными выходками разряжал общую атмосферу спектакля, вызывая приглушённый смех зрителей. Однако всеобщее внимание приковало к себе эффектное появление гениального Эраста Фандорина – российского прототипа Шерлока Холмса – в лице Дмитрия Плохова и его помощника Масы (Евгений Вяткин). Сам актёр рассказал, что подготовка к «Инь-Ян» далась ему непросто: «Сложностей было очень много. И потраченных сил, и потраченных нервов. Ну ладно, лишь бы всё это было не зря».

Название «Инь-Ян» выбрано неслучайно: первое, что бросается в глаза – это сходство имён главных героев с названием самой пьесы. «А помнишь, как ты называла себя в детстве, когда ещё не могла выговорить своё имя? “Инь, Инь…”» — с улыбкой вспоминает отец Яна. Но в дальнейшем оказывается, что покойный дядюшка Сигизмунд завещал племяннику Яну волшебный веер, на одной стороне которого разместились символы тёмного и разрушительного Инь, а на другой – светлого Ян. Если вспомнить концепцию, которая объясняет, что не может быть добра без зла и в мире должен существовать баланс светлых и тёмных сил, то можно разобраться и с силами волшебного веера. Как оказалось, если повернёшь его себе светлой стороной, а к миру тёмной, то магическая вещь исполнит любое твоё желание, будь то молодость, богатства, власть – всё, что душа пожелает. Однако всё произойдёт за счёт изменений в худшую сторону в окружающем мире. «Легенда гласит, что, когда веер попадал в руки к человеку корыстному, то он получал огромные богатства и славу, — поделился с семьёй Борецких Эраст Фандорин. – Но в мире от этого происходили эпидемии, войны, стихийные бедствия».

— Мне кажется, что светлая сторона в людях сильна не меньше, чем тёмная. И хочется верить, что она будет чаще одерживать победы. Иногда большие, иногда маленькие. Без этой веры в добро жить было бы очень трудно, — отметил Дмитрий Плохов, серовский Фандорин, после спектакля.

Легенда Фандорина тут же заинтересовала всю семью и гостей – доктора Диксона с нотариусом Слюньковым – и то, что произошло дальше, поразило всех зрителей в зале. В антракте отовсюду слышались догадки и теории пришедших о том, кто же виноват, некоторые в шутку выкрикивали: «Да это кролик виноват!», другие – пытались воспользоваться дедуктивным методом и найти мотивы для преступления у каждого героя, который был задействован в пьесе. Так или иначе, спектакль не оставил зрителей равнодушными уже после первого действия.

Постановка не один раз претерпела значительные изменения в период подготовки, работникам художественных и швейных цехов пригодилось подолгу оставаться на работе для того, чтобы побаловать самых привередливых эстетов. Поэтому спектакль получился довольно стильным при минимуме декораций. Траурные чёрные наряды в самом начале сменяются приковывающими взгляд белыми, эта перемена подала зрителю лёгкий намёк на вышеописанную гармонию символов Инь и Ян.

— Я шёл от простой мысли: иногда смотришь на человека, и он производит очень приятное впечатление, однако нутро не всегда соответствует этому, — поясняет свою задумку Дмитрий Турков. Режиссёр рассказал, что удалось воплотить далеко не все идеи, которые возникли сначала: «Это такой груз всех приезжих режиссёров потому, что сроки были сжатыми, кроме того, у нас были проблемы из-за того, что один актёр заболел. Получилась неделя простоя в подготовке. Многие вещи должны осесть, что-то должно произойти естественным образом, так как природу артиста подогнать нельзя. Здесь же приходилось подгонять какие-то вещи, поэтому сейчас в спектакле чувствуется амплитуда, он «скачет» то вверх, то вниз. Хотелось, чтобы история постепенно нарастала». Тем не менее, Дмитрий надеется на то, что спектакль будет «расти».

Спектакль получился классическим, к чему привыкло старшее поколение серовчан: здесь никто не бегает по залу каждые пять минут, нет камер и экранов… Хорошо ли это? Каждый твердит своё, но постановка пришлась по душе многим, судя по отзывам в группе театра «ВКонтакте». Простота в декорациях сочетается с нагруженностью зрителя в интеллектуальном плане, и спустя полчаса каждый в зале пытается найти ответ нескольким вопросам. В некоторых моментах зрителям может показаться, что разгадка уже близка, но сюжет вновь и вновь будет удивлять их и открывать новую сторону истории. Теперь остаётся надеяться лишь на то, спектакль будет «хорошеть» и дальше.

Валерия Игумнова