Когда соседи – из детдома

Экскременты домашних животных, пепельницы с окурками, пустые пивные бутылки и другой мусор, месяцами немытые лестничные пролеты – такая неприглядная картина предстает в подъездах дома 42 на улице Проспект Серова. Из 44 квартир в 38 здесь проживают сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

Ровно четыре года назад – 1 ноября 2013 года – новоселы получили ключи от долгожданных благоустроенных и вполне себе достойных квартир: по 36 квадратных метров каждая, с отдельной немаленькой кухней, единственной комнатой и совмещённым санузлом. И, похоже, девиз «Живи и радуйся» многие обитатели новостройки восприняли как непосредственное руководство к действию, совершенно позабыв, что, получив от государства бесплатное жилье, вместе с ним получили и ответственность. Ответственность не только за сохранность имущества в своих квартирах, подъездах и во дворе, но и ответственность за ежемесячную оплату жилищных и коммунальных услуг. Ведь что оказалось на деле: большая часть сирот не только не готова соблюдать элементарный порядок, но и нести бремя по оплате «коммуналки». За четыре года за домом образовалась задолженность в 1 миллион 21 тысячу рублей перед управляющей компанией, о чем гласят объявления на дверях подъездов. Есть такие квартиросъемщики, которые не заплатили ни копейки с самого заселения!

 

На экскурсию в дом № 42 на Проспекте Серова решено было отправиться с ведущим специалистом Фонда жилищного строительства Свердловской области по Северному управленческому округу Татьяной Умылиной. Фонд в рамках реализации областной программы по обеспечению жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, как раз являлся заказчиком строительства многоквартирного дома для этой категории граждан.

Разглядывая всю «живописность» подъездов, ведем с Татьяной Владимировной разговор.

– В этом доме за Фондом числится 11 квартир. Остальные были переданы в муниципальную собственность и получены сиротами по суду. У девяти семей (две платят исправно), кроме коммунальных долгов, еще 181 тысяча рублей задолженности за найм перед Фондом жилищного строительства. У некоторых по 20-23 тысячи рублей. Я общаюсь с каждым своим подопечным, как могу, убеждаю в необходимости оплаты жилищных и коммунальных услуг.

 

При этом, как заметила Татьяна Умылина, большинство из них люди семейные, работают, то есть имеют средства к существованию. Но, по всей вероятности, лишены чувства ответственности. Они по привычке остаются в иждивенческой позиции, считая, что за них и дальше должно (и обязано) беспокоиться государство.

Кстати, кроме дома на улице Проспект Серова, за Фондом числятся еще два дома, в которых проживают сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. И ситуация с оплатой найма – идентичная. На Тургенева, 17 у 32 семей 307 тысяч рублей долга, 13 человек не платили за найм ни разу, задолжав до 13 тысяч рублей. Еще 132 тысячи рублей не торопятся заплатить 13 квартиросъемщиков дома № 94 на улице Карла Либкнехта. Задолженность каждого их них составляет до 17 тысяч рублей.

– Они вроде бы и не отказываются от долгов, обещают погасить. Но говорят, что пока нет денег, – оправдывает своих подопечных Татьяна Владимировна. – Просто, становясь самостоятельными, они хотят сами за себя отвечать, но не всегда это у них получается. Не приспособлены они к самостоятельной жизни.

Часть этих сирот – выпускники Серовского детского дома-школы. О том, как это государственное учреждение готовит своих воспитанников ко взрослой жизни, рассказывает его директор Светлана Ахметзянова:

– Для того, чтобы подготовить ребенка к самостоятельной жизни, у нас в учебном плане в 9 классе есть клуб кулинаров, где воспитанники учатся готовить. Воспитатели ведут клуб «Хозяюшка», различные тренинги, занятия, курсы и прочее. Теоретически мы все делаем, но практически сама система государственного воспитания не дает такой возможности. К примеру, у детей есть накопительные вклады – пенсии по потере кормильца и алименты. На сегодняшний день органы опеки разрешает сиротам снять какие-то деньги только в крайнем случае. То есть у детей нет наличных денег на руках, соответственно, они и не знают, как с ними обходиться. А в 18 лет, когда появляется возможность самостоятельно распоряжаться вкладами, они могут все деньги потратить за короткий срок. У нас один из мальчишек (как бы мы ни уговаривали его разумно воспользоваться финансами, он не соглашался) умудрился за месяц истратить 1 миллион 340 тысяч рублей.

Поднимая вопрос коммунальных и жилищных долгов за жилье, которое сиротам предоставляет государство, Светлана Викторова отметила, что своим выпускникам они стараются рассказывать, в том числе на примере самого Детского дома-школы, и об этой необходимости. А когда дети выходят из стен Детского дома-школы, каждый из выпускников получает папку с памятками, в том числе адреса и телефоны разных служб – юридических, коммунальных, медицинских.

– В наших планах – обустроить так называемую социальную квартиру. Мы нашли спонсоров, у нас есть помещение, – говорит Светлана Ахметзянова.

Не все жильцы, выросшие в детдоме, безответственно относятся к общественному пространству. Живущие в квартирах на этой площадке следят за чистотой и порядком у своих дверей.

Это своего рода социальный эксперимент, в котором уже участвуют воспитанники детских домов России. К примеру, в Астраханской области обычную квартиру превратили в тренировочный центр, где ребят просто учат жить. Чтобы, получив собственное жилье, выпускник детского дома не потерялся в бытовых проблемах, умел приготовить себе обед, починить сантехнику, учился общаться с соседями, жить в социуме.

– А еще мое глубокое убеждение, что нельзя в один дом селить только детей-сирот, у которых, как правило, отсутствует социальный опыт. Так, в новостройках Архангельска и Смоленска выделяется по пять-шесть квартир для таких детей. И соседи берут своего рода шефство над ними. В этом случае жильцы могут научить выпускников детских домов культуре проживания в многоквартирном доме. Но и мы, выпуская своих воспитанников, продолжаем следить за их судьбами, реализуем постинтернатное сопровождение. Никогда не отказываем в помощи. Если у ребенка трудная жизненная ситуация, мы разговариваем, в том числе с коллективом, где он обучается, помогаем в разрешении проблем, в том числе и при трудоустройстве, – комментирует проблему Светлана Викторовна.

Кстати, о трудоустройстве. По закону, до 23 лет ребенок-сирота может воспользоваться еще одной важной помощью государства: полгода стоять на учете в Центре занятости, получая по 38 тысяч рублей в месяц. И большинство от такой помощи, конечно же, не отказывается. Кто-то умудряется из этих средств скопить на автомобиль, а кто-то просто бездумно «пустить на ветер»…

Начало взрослой самостоятельной жизни – непростое время для любого молодого человека. В это время очень важно иметь близкого человека, к которому можно обратиться в трудном случае. Детям-сиротам же входить во взрослую жизнь приходится раньше, чем ребенку из семьи, и зачастую это происходит с полным отсутствием социальных навыков. Государственная статистика печальна: только 10 процентов из выпускников детских домов адаптируются в обществе и ведут позитивный образ жизни.

Ольга МАЛИНОВА
. Комментарии к записи Когда соседи – из детдома отключены