Комбриг и королева. К 108-летию Анатолия Серова

В студеную вьюжную ночь 20 марта по старому стилю (2 апреля – по новому) 1910 года в семье Константина Серова родился мальчик, которого назвали Анатолием. Детство будущего летчика прошло в рудниках, где трудился отец, назывались они Воронцовскими и входили в Богословский округ. Как и все мальчишки, он увлекался рыбалкой, любил поскакать на лошади и мечтал служить в кавалерии.

Позднее Анатолий рассказывал, что однажды с двумя приятелями хотел убежать в Америку, сделать там революцию, потом приехать в Москву и доложить о проделанной работе. Правда, добрались только до Верхотурья.

От природы Тошка, как называли его близкие, был очень любознательным и очень любил рассматривать старые журналы, вырезки из газет, где рассказывалось об изобретениях, механизмах, аэропланах, воздушных шарах. Вживую как-то раз он увидел старенький «фарман», который кружил над поселком. Взобравшись на крышу сарая, Толя долго смотрел на самолет, пока тот не превратился в маленькую точку и совсем не исчез в бездонном небе. Представлял на месте летчика себя, и мечта летать навсегда поселилась в сердце…

Дома он взял кусок полотна и с братом при помощи гибких дранок соорудил крылья. Пацаны залезли на баньку, и Толя полетел… прямо в капустные грядки, ногу вывихнул, но это его не напугало. Отец посоветовал сыну серьезно заняться физической подготовкой – ведь настоящий летчик должен быть здоровым, сильным, крепким. С тех пор Анатолий постоянно развивал себя – плавал, бегал, прыгал, из старой бочки наделал лыж для себя и приятелей. В лыжном спорте он достиг серьезных успехов. Уже когда учился в ФЗУ в Надеждинске, выработал постоянный маршрут: от города до Ауэрбаха (сейчас Рудничный).

Серов и еще четверо его товарищей совершили военизированный поход «Надеждинск-Свердловск». Вышли в поход они в последний день 1927 года, в сильный мороз, им предстояло через леса, поля, застывшие реки проделать путь в 400 километров. Надеждинцы оправдали доверие своих земляков – на конечный пункт пришли первыми! Их приняли, как героев, и наградили жетонами «Первый уральский звездный лыжный пробег». Команда завоевала право представлять Урал на Первой Всесоюзной спартакиаде. Поначалу старт хотели дать от Свердловска, но высший совет по делам физкультуры, проверив дистанцию, отменил это решение – в лесах и на трактах встречались стаи волков. Поэтому поход начался от Ярославля. 1 февраля 1928 года пошел мокрый снег, и лыжники с трудом передвигались. Только после Ростова подморозило, и уральцы показали свое мастерство. Анатолий ушел далеко вперед. На отдыхе в Переславле обнаружилось, что у него пьексы (это ботинки с загнутыми кверху заостренными носками) примерзли к ногам. Товарищи ужаснулись: «Как же ты шел?!». Натерли ноги снегом, спиртом. Наутро ноги распухли, но Серов не унывал, смазал их гусиным жиром, обулся, разбудил товарищей, и команда полетела дальше – к победе! В пригород Пушкино, где был назначен финиш, пришли первыми.

В 1929 году Анатолий уже работал подручным сталевара на металлургическом заводе и подавал большие надежды. Но небо, небо не давало юноше покоя. И вдруг в райком комсомола пришли три путевки в летное училище. Вот она – первая ступень – летная теоретическая школа военных летчиков в Вольске. Затем – Оренбургская школа и начало службы в Ленинградском военном округе. Жизнь стремительно закрутилась, дни, месяцы пролетели в учебе, полетах, занятиях спортом. После окончания училища Анатолий служил на Дальнем Востоке в эскадрилье истребителей, затем обучался в Военно-воздушной академии им. Жуковского.

В один из отпусков мать заговорила о невесте, на что старший лейтенант Серов сказал: «Найти невесту не так просто. Моя невеста будет лучше всех. Королева!». Так оно и получилось. Его любимой действительно станет первая красавица Советского Союза, талантливая актриса, очаровательная женщина Валентина Половикова. Но это произойдет через некоторое время, а пока летчика ждала Испания. В ночь на 18 июля 1936 года в Испании произошел фашистский мятеж под руководством генерала Франко, которого поддерживали Гитлер и Муссолини.

Многие советские летчики стремились попасть туда и выполнить свой интернациональный долг. Серову разрешили воевать просто рядовым, но ему было все равно. За короткое время эскадрилья «Чатос» (в нее входили восемь русских, а также два испанца, два австралийца, два американца, югослав) достигла невероятных успехов. А главное – ночные полеты, которых, как огня, боялись фашистские бомбардировщики. Именно ночные полеты Серов освоил еще на Дальнем Востоке. За «вылеты при луне» летчики, в том числе и Серов, получили ордена Красного Знамени. Начинал он рядовым летчиком, а в последний период пребывания на испанских фронтах командовал большой группой истребительной авиации. Республиканская Испания высоко оценила вклад наших летчиков в борьбе с фашистским режимом и обратилась к Советскому правительству с предложением о присвоении Анатолию Серову звания Героя Советского Союза.

В январе 1938 года наши «соколы» вернулись домой. Анатолий Серов получил звание Героя, орден Ленина. А весной случилось в жизни Анатолия самое важное событие – он познакомился со своей королевой. Произошло это на одной из вечеринок у друга и тоже Героя Советского Союза Анатолия Ляпидевского. Это была любовь с первого взгляда. Актриса и летчик, оба красивые, талантливые, молодые. Их история романтична, радостна и печальна. Анатолий ухаживал бесшабашно, неистово. Он мог проводить ее до вокзала, посадить в поезд до Ленинграда, а утром с цветами встречать на перроне города белых ночей, прилетев самолетом. Уже на второй день сделал предложение, а на восьмой они поженились и были безгранично счастливы, судьба благоговела к ним. Любимец Сталина и очаровательная блондинка, известная на всю страну, особенно после выхода в 1939 году художественного фильма «Девушка с характером», который до сих пор нет-нет, да и появляется на экранах телевизоров. Муж гордился своей яркой женой.

После свадьбы Серовым подарили пятикомнатные хоромы на проспекте Лубянка, который сейчас носит имя Серова. Валентина уже ждала ребенка. Анатолий мечтал о сыне. Казалось, счастье будет вечно. Однажды молодая женщина вышла на балкон, когда послышался шум летящего самолета, и вдруг на чистом голубом небе он начал выписывать слова «Валя» и «Люблю». Ее охватило щемящее чувство нежности, восторга и какой-то непонятной печали…

Своего сына Серов не увидел, он погиб на испытаниях вместе с известной летчицей, Героем Советского Союза Полиной Осипенко (ее именем названа одна из улиц нашего города). Родившегося через несколько месяцев мальчика Валентина назвала в честь отца, и сама навсегда осталась Серовой. На правительственных приемах вдова Героя Советского Союза занимала почетное место рядом с вождем и имела возможность попросить Сталина о чем угодно. Но однажды она заговорила о новой квартире. Все были поражены – пятикомнатные апартаменты в центре столицы, чего же еще желать! Но, оказывается, молодая вдова хотела жилье поскромнее и подальше от прежнего адреса. Ей невыносимо было место, где она испытала огромное счастье, и там, где стало пусто без него… Желание исполнили, она переехала с маленьким Толиком в двухкомнатную квартиру на Никитской улице. Но это мало помогло. От горя актриса пыталась защититься работой, без остатка растрачивала все силы на сцене. Конечно, со временем чувство невосполнимой утраты притупилось, но именно тогда Валентина начала выпивать – немного, с подругами после спектаклей. Но пока это не стало пристрастием. Тем более, что в ее жизнь настойчиво «постучался» пока мало известный поэт Константин Симонов, который не пропускал ни одного спектакля, сидел в первом ряду и не сводил с нее восхищенных глаз. Валентина сдержанно принимала ухаживания, но давала понять, что сердце ее по-прежнему занято – она очень тосковала по погибшему мужу. Когда началась Великая Отечественная война, Симонов написал знаменитое стихотворение «Жди меня», посвященное Серовой. Оно поддерживало миллионы солдат и жен: «Жди меня, и я вернусь, только очень жди»…

Валентина Серова приняла предложение уже после войны (в то время Симонов был уже широко известен) – ей хотелось семьи, покоя и отца для сына. Шикарная жизнь, даже рождение второго ребенка – дочки Маши не заполнили пустоту, образовавшуюся в сердце после смерти Анатолия Серова. Ее окружение, да и сам Константин Симонов чувствовали, что любила она всегда лишь одного мужчину – своего Анатолия. Хоть и дала жизнь шанс попытаться стать счастливой этой незаурядной женщине, она им не смогла воспользоваться. После развода с Симоновым пила все чаще, все больше, сын и дочь росли без матери. Одиночество все более постигало актрису, работу уже не предлагали. Жила в дурмане и воспоминаниях.

Умерла она почти забытой. В декабре 1975 года состоялись скромные похороны еще не так давно самой известной актрисы в СССР…

Кто знает, как сложилась бы ее жизнь, если бы однажды Анатолий Серов не улетел от нее навсегда. Скорее всего, они оба были бы счастливы, потому что любовь их была огромной, как море. Недаром Серов называл свою Валентину не только королевой, но и «лаперузкой» – в честь пролива Лаперуза, над которым он летал, когда служил на Дальнем Востоке.

Вот такая она, светлая и печальная история великого летчика и талантливой актрисы.

Людмила СНЯТИНОВСКАЯ
. Комментарии к записи Комбриг и королева. К 108-летию Анатолия Серова отключены