Мы же не идеальные

27 ноября в России будет отмечаться День матери.

 

 

 

 

 

Праздник, звучащий пленительными колыбельными над детскими кроватками. Праздник, напоминающий о нежных родительских улыбках, когда мы, все испачканные и раскрасневшиеся, вбегали после улицы домой. Мы помним, как мамы бережно, но крепко держали нас за руку в детстве, переходя через дорогу и напоминая, что на «красный» нельзя… И еще много каких «нельзя» и много каких «нужно», благодаря которым мы и выросли здоровыми и счастливыми. Этот день посвящается им – самым близким, любимым, заботливым, добрым и бесконечно любящим – нашим мамам.

Мамы бывают самые разные. У кого-то один ребенок, у кого-то два. А у кого-то (как, например, у героини нашего сегодняшнего материала) целых пять! Накануне такого важного для каждого человека дня мы пообщались с Галиной Гавриловой – мамой одного приемного и четверых своих детей, хотя… Хотя для нее они все свои!

Созвонившись с Галиной накануне, решаю прийти в гости в конце недели. Раньше никак – на пятницу у нее назначена поездка в Екатеринбург с ребенком в больницу. О том, насколько сложно воспитывать такое количество ребят и с чем приходиться сталкиваться многодетной семье – этот рассказ.

semyya_redprav_800x533

Классики

Воскресенье. Завидев подъезжающую маршрутку, бегу к остановке на Преображенской площади. Зря! Оказалось, нам совсем не по пути. Стоящие рядом люди советуют пройти пешком до улицы Кирова – там большая вероятность дождаться нужный мне номер. Дойдя же до Кирова, решаю – была, не была, и иду пешком. Вокзал, абсолютно безлюдный, пешеходный мост над ним с сотней скользких ступенек, и я уже в Завокзальном. Шагаю по Гоголя несколько минут и сворачиваю на другого классика русской литературы – Лермонтова. Здесь, как и на Гоголя – ни души. Так, в компании одного только холода, я и добрался до нужного мне дома.

Четыре плюс один

semyya_redprav2_800x533

Галина сидит с маленькой девочкой на руках. С виду совсем кроха, годиков так пять-шесть, не больше. Может даже меньше. Вглядывается, смотрит на меня хмуро, но с интересом. Эта девочка и есть тот приемный ребенок, про которого речь шла выше.

– У нас четверо мальчишек, – начинает Галина.

– И Танюха, – подсказывает ей своим тонюсеньким голосочкам эта малышка.

– Да, и Танюха с нами, – обнимая ее, продолжает Галина. – Она у нас с трех лет. Сейчас ей восемь, да Тань?

– Да, – все так же тихо, обняв маму, подтверждает Таня.

– Ребеночек, конечно, у нас проблемный в плане здоровья и развития, но мы стараемся сделать все, чтобы дать ей счастливую жизнь. Да, Тань?

– Да…

– Ты расскажешь что-нибудь про маму?

– Мама хорошая, – говорит Таня. У нее четыре братика. Младшему всего один год, а старшему – одиннадцать. Они деликатно ушли в соседнюю комнату, дав нам втроем возможность пообщаться.

Пять лет назад и «у всех такие»

Таня – племянница мужа Галины. Как признается нам женщина, сначала супруг не хотел брать ребенка, говорил, что свои дети еще будут. Но Галине почему-то Танюшка очень сильно в душу запала. Вернее, не она одна. У Татьяны была сестра-двойняшка, но в 2013 году в семье произошла трагедия. Это было до переезда в Завокзальный, когда семья жила на Коле.

– До нас очень долго «скорая» ехала, – объясняет Галина. – И Танину сестренку не смогли спасти. Я тогда поставила вопрос ребром – продаем квартиру. Срочно! И покупаем дом. Так мы сюда и перебрались.

Спрашиваю Галину, как государство помогает таким семьям.

– Мы стояли как многодетные на земельный участок, – начинает, вздохнув, она. – Участок нам выделили, но мы еще согласие на него не дали, потому что… (пауза) два колышка – я их видела, третий – метра три в болоте, а четвертый просто не видно – он весь в болоте. Отсутствует даже дорога до участка. В комитете объясняли, что у всех такие… Плюс к этому, мы еще как многодетные стояли на федеральную помощь – ее из области нам должны были выделить. Я так поняла, деньги ушли в Сочи на Олимпийские игры, потом Украина, Крым… Нам сказали, что никто помощь не отменял, и до 2020 года мы ее получим, но мы-то планировали в 2013 году ее получить, т.к. в администрации нам сказали «если вы успеваете, вам выдадут до конца года». Может я неправильно их поняла, может еще что-то. Но мы необходимые документы все увезли. Помню, быстро все собрали и начали ждать. Так до сих пор и ждем… Мы сюда когда приехали, здесь стояла маленькая избушка, развалившаяся. Как мы в ней помещались, я даже сейчас представить не могу. Всего сорок «квадратов» было…

Любой укуси – будет больно

И весь новый дом – от фундамента до крыши – семья делает своими руками. Галина объясняет, что обои пока не клеят, дабы они в ходе строительства не испачкались. Говорит, потерпят.

– За зиму второй этаж доделаем, и у каждого своя комната будет, да Танюш?

– Да…

– Мнение каждого ребенка у нас очень важно. Мы, если какие-то принимаем решения, то только со всеми детьми. Даже когда у нас стоял вопрос, взять ли Татьяну в семью – даже тогда всех детей спрашивали. Дети… Мальчишки, конечно, бывает, и психуют, и обижаются, что Тане больше внимания. А я им говорю: понимаете, вы для меня, как моя рука, – вот у меня пять пальчиков на руке и вас тоже пятеро. Любой пальчик укуси – будет больно. Так вот, вам будет плохо, я к вам пойду. На данный момент плохо Тане.

В Екатеринбург

Таня на домашнем обучении – ей по состоянию здоровья нельзя посещать школу. Раньше ее специально возили в коррекционный детский сад, но на занятия не оставляли. Девочка очень сильно привязана к маме и без нее начинает плакать и очень сильно кричать, звать ее.

– Как видите внешне мы очень маленькие, хотя в апреле уже восемь лет исполнилось, – объясняет Галина. – Ее мама генетически «наградила» всем, чем можно, ну, а мы боремся, как можем. В пятницу ездили в Екатеринбург на коррекционное изменение лекарств, т.к. у нас «не пошли» прошлые лекарства. На фоне этого ребенок начал очень жаловаться на головную боль. Стали выпадать волосы, сушиться кожа. Таня стала более раздражительной. В Екатеринбурге лекарства нам не отменили, просто добавочно выписали еще. Мы туда уже, как к себе домой, ездим. Все лекарства приходится самим покупать. Нам их должны выдавать, но их практически никогда не было. По-моему, только один раз нам выдавали лекарство по нашему заболеванию. Мы, естественно, от такой «помощи» отказались – сами покупаем. Ведь иначе с пенсии высчитывались бы деньги.

Мультики любишь?

Это я спрашиваю Таню.

– Да, – стеснительно шепчет она.

– А какие мультики любишь смотреть?

– «Маша и медведь»…

– Мальчишки сейчас понимают, поддерживают ее, – говорит Галина. – Любят с ней играть. Но в данный момент после нашего приступа… у нас был очень сильный приступ, тремор всего тела. Она и так-то постоянно возле нас была, но мы ее тут проглядели. Бежала за кошкой и упала с лесенки. Я думала, у нее сотрясение было, потому что она без сознания была, а у нее случился приступ эпилепсии затяжной. У нас и сестренки не стало из-за эпилепсии. Вот после этого с мальчишками она играть не играет. Мальчишкам же подвижные игры ближе. Да она и сама их любила. И саблю, и пистолет возьмет, платок на себя навяжет, да? И бежит – «Атас! Всех победит!» – да?

– Да…

– Любит мозаику перебирать, но сейчас у нее апатия, наверно, вообще ко всему. Лишь бы прижаться, лишь бы возле мамы. Раньше любила рисовать очень сильно… Что еще любила, Танюш?

– Пирамидки…

– Да, пирамидки собирать любила.

Твистер и письма

Заводим разговор о семейных традициях. Галина признается, что они всей семьей очень любят собираться и играть во что-нибудь. Например, в лото. Не важно, кто как играет, главное, что вместе. А дети особенно любят игру «Твистер». И, конечно же, любят отмечать дни рождения.

– Еще любят до ужаса Новый год, – продолжает Галина. – Причем действительно все. Все ждем Деда Мороза. Мы… не знаю, как правильно выразиться… Детство должно быть детством. Не нужно забирать эту мечту, это желание и эту надежду – что должно быть в жизни что-то хорошее. Деду Морозу мы пишем письмо все совместно. Кто как может. Кто не может, мы с ним за ручку пишем. И все письма сохраняем. Рисунков у нас – так и вовсе целая коллекция уже. И стараемся принять участие во всех мероприятиях в школе, садике. Я сразу в нескольких родительских комитетах состою. У меня муж смеется: откуда столько энергии, чтобы везде успеть? Я отвечаю, что пока молодая, нужно больше шевелиться. И Танюшка практически всегда со мной. Если она не со мной, она с моей мамой. К моей маме она очень хорошо относиться. Дай ей Бог здоровья! Она нам помогает абсолютно во всем. Где-то с детьми посидит, где-то покушать приготовит, а где-то, если, мало ли, срочно нужно по финансам помочь – без всяких вопросов помогает. Дай Бог всем таких родителей!

Бывает…

– У нас очень дружная семья, – говорит Галина. – Конечно, не бывает, чтобы в семье совсем не было конфликтов. Вот и у нас они бывают. Мы же не идеальные. Но стараемся на многое закрыть глаза. Многое решить в спокойной обстановке. И детям стараемся привить доброту и отзывчивость. Времена меняются, общество тоже, но эти качества всегда нужны.

Кристина КУЗНЕЦОВА

. Комментарии к записи Мы же не идеальные отключены