Не так страшен ВИЧ, как его малюют… Жить со страшным диагнозом можно, главное – хотеть жить

Всего 30 лет прошло с тех пор, когда в России был официально зарегистрирован первый ВИЧ-инфицированный, до 1998 года таких людей насчитывалось лишь несколько сотен. И за неполные 20 лет – неимоверный взлет. Сегодня уже можно смело говорить об эпидемии. Лидируют Самарская и Свердловская области.

В России существует президентская программа «Здоровье нации», утвержденная решением Эксперт-но-консультативного совета и одобрена Председателем Государственной Думы. В Программе по оздоровлению нации названы основные заболевания, финансирование, профилактику и лечение которых взяло на себя государство. Это сахарный диабет, туберкулез, ВИЧ/СПИД. Сегодня меры по борьбе с ВИЧ – это закупки лекарств, выявление заразившихся, профилактика передачи вируса от матери к ребенку.


По информации Международной организации борьбы со СПИДом в мире 36,7 млн человек живут со статусом ВИЧ, из них 2,1 млн – дети. В России эта цифра составляет 1 млн 167 тысяч.

В Свердловской области по состоянию на 30 июня 2017 года зарегистрировано 91237 случаев ВИЧ-инфекции.

На 1 октября в Серовском городском округе число лиц с ВИЧ-положительным статусом составляет 1582 человека, показатель распространенности заболеваемости на 100 тыс. населения – 1481,62 (то есть полтора процента всего населения имеют положительный ВИЧ-статус). С 1990 года по октябрь 2017 года в округе у ВИЧ-инфицированных матерей родились 286 детей, из них у 13 детей подтвержден диагноз ВИЧ.

На сегодняшний день 56 ребятишек наблюдаются с «перинатальным контактом по ВИЧ», на снятие с диспансерного учета с диагнозом «здоров» уже готовятся 19 детей.


Сегодня уже всем более или менее образованным людям известно, что в жизни с ВИЧ ничего страшного нет. Принимай терапию (причем совершенно бесплатно – государство это бремя взяло на себя), выполняй указания врача, веди благоразумный образ жизни, и все будет хорошо. Однако в последние годы выросло и окрепло сообщество людей, отрицающих само существование этого явления. ВИЧ-диссидентство – это бред, уносящий здоровье и жизни тысяч людей.

Главная причина, по которой люди верят, что СПИДа нет – неплохое состояние собственного здоровья. Они думают, что, если хорошо себя чувствуют, значит, ничем не болеют. А еще это психологическая защита. Обычно, те кому ставят положительный диагноз, впадают в депрессию, находятся в полной растерянности, им не с кем поговорить, и отрицание – самый простой выход.

Кто же такие СПИД-диссиденты? Чем их деятельность опасна для людей, живущих с ВИЧ? На эти и другие вопросы отвечает помощник врача-эпидемиолога филиала Свердловского Областного центра по профилактике и борьбе со СПИД по Северному управленческому округу Елена Кропинова.

– Деятельность СПИД-диссиден-тов в России начинает приобретать угрожающие масштабы, и, к сожалению, не остается в стороне Свердловская область, в том числе и наш Серов.

Диссиденты – это люди, которые отрицают существование вируса, считая, что препараты только губят людей, что это происки запада, что это сетевой маркетинг и тому подобное.

Самое страшное, что деятельность таких «пропагандистов» непосредственно стала касаться ВИЧ-положительных беременных женщин. Начитавшись в интернете различных историй, что якобы профилактическая терапия опасна и для беременной, и для ребенка, женщины с положительным статусом прекращают пить препараты, тем самым подвергая опасности инфицирования еще не рожденного ребенка.

Вот один пример. В прошлом году родился ребенок у мамы с положительным ВИЧ-статусом, она давно отказалась от наблюдения у врача-инфекциониста. Супруг обследовался несколько раз, результаты обследования были отрицательные, то есть антител к ВИЧ не обнаружено. Во время беременности и родов и до сегодняшнего дня женщина отказывается принимать препараты, и новорожденный малыш тоже не получил профилактики, потому что так решили его родители. Мама малыша с рождения кормила и до сих пор кормит грудью. Супруг категорически запретил специалистам детской поликлиники и СПИД центра беспокоить их семью по поводу наблюдения и обследования ребенка.

При беседе с отцом становится понятно, откуда такое «неверие» в заболевание. Все доводы, приводимые им, сводились к теме, что пишут на СПИД-диссидентских сайтах: ВИЧ не существует, вирус никто не видел, от препаратов пациентам становится еще хуже (даже привел пример его знакомой). Мы пытались убедить мужчину, что ребенка нужно дообследовать, чтобы знать его ВИЧ-статус. Если ребенку станет плохо, врачи же и будут виноваты! На что он ответил, что у них все будет с ребенком хорошо – с Божьей помощью.

Пришлось, чтобы дообследовать ребенка, привлечь службу опеки. И вот положительный ВИЧ-статус установлен…

– Что ждет этого малыша?

– Жизнь ребенка в руках родителей. Надеюсь, что благоразумие все-таки возьмет верх.

Жаль таких деток, все-таки они отданы на откуп родителям, которые вопреки здравому смыслу принимают абсурдные решения, обрекая собственное дитя на гибель. Печально и страшно осознавать, что ребенок может и не прожить полноценной жизни, ведь этого шанса его лишили собственные родители.

Конечно, взрослый вправе делать выбор – принимать препараты или нет, его здоровье – в его руках, но брать ответственность за будущее еще не родившегося или уже появившегося на свет ребенка он не имеет морального права! Очень хочется достучаться, докричаться, наконец-то, до сердец и умов родителей. Дорогие папы и мамы, прежде чем родить ребенка, подумайте, готовы ли вы нести ответственность за его ЖИЗНЬ?

В нашем случае хочется сказать этим родителям: не нужно надеяться на кого-то и верить в необоснованные теории сомнительных «проповедников анти-ВИЧ/СПИД», выбор всегда за вами, так не лишайте вашего ребенка будущего, подарите ему ЖИЗНЬ!

– Можно ли заранее определить, будет ли ВИЧ-инфекция у ребенка, родившегося от ВИЧ-инфицированной женщины?

– Как известно, вирус иммунодефицита человека способен передаваться от матери ребенку во время беременности, родов и грудного вскармливания (так называемый «вертикальный» путь). Вероятность такой передачи вируса – до 50%. Однако риск можно свести к минимуму, если беременная женщина принимает специальные препараты – проходит химиопрофилактику. Лечение делится на три этапа. В первый и второй лекарственные средства принимает будущая мама, а затем, в третьем этапе, дает необходимые препараты новорожденному. Благодаря химиопрофилактике опасность вертикального заражения можно сократить до 1-2%.

Для того, чтобы малыш родился здоровенький (профилактика «вертикального» пути инфицирования), женщины, уже имеющие положительный ВИЧ-статус, обязательно должны наблюдаться у врача-инфекциониста в нашем учреждении.

Во время беременности женщина обязательно проходит лабораторное обследование на иммунный статус и вирусную нагрузку. Результаты данных обследований нужны специалистам для дальнейшего решения, как будет рожать женщина, т.е. самостоятельные будут роды или есть необходимость сделать кесарево сечение.

Ну, и самое главное условие для рождения здорового ребенка – это ответственность самой матери за здоровье будущего малыша. Как я уже говорила, во время беременности и в родах женщине, а потом и новорожденному ребенку назначаются профилактические (антиретровирусные) препараты. Это «три звена» действуют, так скажем, как щит на пути защиты будущего малыша от заражения ВИЧ.

– А если заражения все-таки не удалось избежать?

– Причин несколько. Это либо намеренный отказ мамочки от проведения химипрофилактики, либо несоблюдение рекомендаций врача-инфекциониста и нарушение режима приема препаратов, либо беременную доставляют в родильное отделение уже в стремительных родах, и врачи не успевают ее «профилактировать».

За последние два года было зарегистрировано четыре случая, когда у детей установлен ВИЧ. Вот к чему приводит безответственное отношение к будущему ребенку некоторых нерадивых мамочек, которые не думают ни о своем здоровье, ни о здоровье маленького создания, которого вынашивают.

А вот другой пример, когда «положительный» ребенок начал вовремя принимать препараты.

У нас есть молодой человек, 11 лет он принимает терапию, а ему уже 18 лет. Парень живет обычной жизнью, как и его сверстники, учится, занимается спортом, есть друзья и любимая девушка. И, конечно, же строит планы на будущее. Жизнь не остановилась, он живет нормальной, полноценной жизнью.

Коллектив центра СПИД в Серове. Верхний ряд: Н.А. Бородкина, Е.В. Кропинова, Н.В. Бурцева. Нижний ряд: О.В. Воюш, Е.В. Исыпова, И.В. Романова.

Когда готовился этот материал, мне довелось побывать в центре по профилактике ВИЧ-инфекции два раза. И, конечно, помимо общения со специалистами, хотелось пообщаться с теми, кто является пациентами этого заведения. К моему удивлению, никто от беседы не отказался. Спокойно рассказали свои истории. Позже стало понятно, отчего они ничего не скрывают – просто они приняли для себя решение.

Виктор, 42 года:

– Принимаю препараты второй год. А узнал о своем статусе в заключении, более десяти лет назад. До недавнего времени чувствовал себя хорошо, и анализы долгое время не сдавал. Потом вдруг со мной приключились непонятного происхождения приступы, похожие на эпилепсию. «Скорую» вызывали, на томограф возили. Эпилепсия не подтвердилась. И я понял, что прозвучал первый звоночек. Пришел сюда. После обследования врачи назначили терапию. Предупредили, что принимать надо строго по часам, не употреблять спиртного, что могут быть побочные недомогания. Слава Богу, у меня все пошло нормально. Через несколько месяцев вирусная нагрузка стала снижаться. Чувствую себя хорошо. Работаю на тяжелой физической работе.

Наверное, природа и родители наградили меня крепким иммунитетом, потому что все мои друзья-приятели давно в сырой земле лежат. Советую таким, как я, не выкобениваться и не строить себе сказку, что ВИЧ нет. Врачей слушай, а не интернет!

Дарья, 32 года:

– Когда узнала о том, что у меня положительный статус, не хотела жить. Думала, нет будущего, не будет семьи, детей. Зачем я тогда?

Сказать маме, подругам не могла, помогли здесь. Долгие беседы с психологом, постепенно пришла в себя. Не сразу, но попробовала лекарства. Работаю на кране, сильно кружилась голова, тошнило. Бросила их пить. Но анализы сдавала постоянно. Через несколько лет начала принимать препараты постоянно. Врачи очень внимательны – два раза их меняли, пока я не стала ощущать себя нормально. И вот прошло шесть лет, как я на лекарствах. Видите, совершенно хорошо себя чувствую. Купила машину, с подружкой каждый год путешествуем. Страшно представить, если бы я не решилась на лечение. Конечно, знаю о ВИЧ-диссидентстве. Что в голове у людей, которые верят в бред, особенно когда рожать собираются? Я бы таких в тюрьму садила!

Николай, 45 лет:

– Я поверил в ВИЧ даже не тогда, когда сам о себе узнал. С 16 лет сидел на игле, и друзья такие были. Потом начал жить с красивой девушкой. Все у нас хорошо было. Квартиру сняли, домой никого из бывших «наркош» не пускали. О ребенке думали. В больницу не ходили. Потом она заболела, оказался туберкулез. Через три месяца ее не стало. Года два-три снова пил, кололся, не работал. Недавно снова встретил девушку. Вместе решили принимать препараты. Держимся друг за друга. Туман из головы ушел. Жить хочется. Курить вот не могу бросить. О ребенке думаем, но вряд ли рискнем. Страшно – вдруг больной родится? Мы-то хоть как-то пожили, что-то увидели на этом свете…

Людмила СНЯТИНОВСКАЯ
. Комментарии к записи Не так страшен ВИЧ, как его малюют… Жить со страшным диагнозом можно, главное – хотеть жить отключены